Политика

    "Опасности патологического Храпа"



    "...Храп становится более опасным, когда он является

    симптомом феномена коллапса (схлопывания) глотки во время сна.

    Данный феномен врачи называют синдромом апноэ во сне(апноэ - остановка дыхания)

    Из гиппократовских источников

    После спешного, хотя и тщательно спланированного, отъезда центральных органов власти на берега Ишима, полновластным хозяином южной столицы остался его Аким - Виктор Храпунов. Алматы лишившись негласного надзора высоких чиновников, постепенно стала превращаться в большой аул или большую деревню. Улицы постепенно стали заполняться неубираемым мусором, алматинцы остались как-то сами по себе, социальная обстановка в городе постепенно и неуклонно возрастала. Избавление от порока власти, прибавило Алматы массу других пороков - невероятно высокий уровень преступности, безнаказанность местных Акимов и акимчиков, резкое увеличение наркопритонов и домов терпимости, массовый выход недовольных пенсионеров на улицы и площади города. Одним словом, незаметно и, в то же время, внезапно мы, алматинцы, вдруг заметили, что наша гордость, Алматы, превратилась буквально в самую большую клоаку всех социальных, гражданских, уголовных и административных проблем Казахстана.

    Мы как-то в суете жизни и повседневных хлопотах о хлебе насущном как-то забыли задаться вопросом, а что собственно, было сделано за последние годы в Алматы такого, что можно было бы поставить в заслугу нашему постоянно улыбчивому Акиму. И вдруг выясняется, что собственно и ничего.

    Нет, конечно, мы то и дело слышим о том, что вот-де Аким какой добрый: машины раздает постовым, ключи от квартир ветеранам, поздравляет женщин по прекрасным праздникам. Но почему не задумываемся, что все это сплошное меценатство, причем за казенный счет. Акиму оно ровным счетом ничего не стоит, только подписать вовремя подложенную бумажку. Но ведь он все-таки Аким, а не алматинский меценат или государственный спонсор.

    И тут же замечаем, что практически все, что относится к его прямым обязанностям как Акима собственно, ничего и не сделано.

    Метро? Ну, это очень больная тема для Акима. Несмотря на все клятвенные обещания пустить ту или иную ветку к тому или иному сроку, метростроевцы только создают видимость работы. Уже получены все деньги, какие возможно, уже все возможные правительственные гарантии исчерпали кредит доверия - а алматинское метро до сих пор молчит и даже не подает каких-либо признаков жизни. Карьеры для станций метро постепенно засыпаются, туннели заливаются водой, сам Президент уже наверно устал выказывать свое недовольство и поощрять Храпунова на подвиги по строительству печально знаменитого метро.

    Международно-городской аэропорт? Ну, это тема уже стала притчей во языци и уже не больная тема, а просто хроническая. С невиданным усердием и энтузиазмом Аким Виктор Храпунов 14 февраля 2000 года вложил первый камень в фундамент будущей воздушной гордости южной столицы, торжественно пообещав ,при этом, что ажурное здание аэропорта заработает аккурат к февралю 2001 года, как раз под юбилей. Еще бы, денег то на аэропорт было отмерено достаточно прилично - 25 миллионов долларов. Согласно тому же бизнес-проекту "Строительство пассажирского терминала в аэропорту г. Алматы", представленного Министерству экономики Республики Казахстан за № И-1-1426 от 4 сентября 2000 года. После Акима строители компании "Имсталькон" доложили еще кирпичей и бетонных плит в фундамент и остов терминала аэропорта и недоуменно остановились. Для продолжения стройки осталось освоить десять миллионов долларов из выданных 25. Но, оказалось, что этих десяти миллионов на счету уже нет. Виктор Храпунов, скромно потупив глаза и пряча улыбку, сообщил, что денег нет и, скорее всего, не будет. Когда же строители дали понять Акиму, что аэропорт без терминала и телескопическим трапами как-то не является собственно аэропортом, Виктор Храпунов уже как-то более твердо и непреклонно, дал понять что разговор о десяти миллионах долларов, канувших в лету, здесь вовсе не уместен.

    Впрочем, если точнее и, в соответствии, с текстом акту целевого использования кредитных средств на строительство аэропорта к октябрю 2001 года было освоено только пять миллионов из выданных двадцати пяти миллионов долларов. Куда делись 19 миллионов долларов из рук Акима до сих пор непонятно. Можно было только заметить, простое совпадение - после октября 2001 года Аким Виктор Храпунов поступил весьма просто - ушел в глухую молчанку. Если раньше, до этого, он любил проникновенные интервью, в которых ясно и просто излагал - вот построим метро, аэропорт, дороги, и прочие прелести городской жизни, эх, как хорошо жить будем, то сейчас невооруженным глазом видно, что, ох, как он не выносит эти пустые разговоры. Впрочем, механизм увода миллионов долларов Храпуновым от посторонних глаз достаточно подробно проработан в литературе, пользуясь языком ученых. Как это сделано - известно. Зачем - тут тоже проблем не возникает. Разве можно прожить на акиматовскую зарплату так, как живет сам аким?

    Но есть и другие поводы для молчания и растерянной улыбки.

    Смогут ли алматинцы прожить без водопроводной воды? Этот масштабный социальный эксперимент начался после принятия Акимом рокового решения о передаче алматинского водопровода французским "джентльменам удачи", у которых кроме французского паспорта и пары франков в кармане, собственно, ничего и нет. Нет, тут как раз претензий нет, Практика-то весьма известная и обработанная. Иностранный господин, покупает билет в Алматы (на обратный денег уже не хватает), оформляет договор концессии на тот или иной объект, тут же оформляет кредит под залог переданного имущества. А дальше уже дело выбора: или спокойно возвратиться на берега Сены или продолжать крутить эту волынку до полного банкротства, изображая инвестиции из прибыли или убытки из кредитов. В конце концов, все зависит от того, выдержат ли местные туземцы очередное повышение тарифов, призванных скомпенсировать покровительство Акима и обеспечить спокойную старость?

    Ну, а насчет передачи АПК в коммунальную собственность, то тут все предельно ясно и яснее быть не может. Сам Аким, будучи энергетиком и главой города, прекрасно понимает, что городской бюджет в нынешнем состоянии просто не сможет решить проблему содержания энергокомплекса в функциональном состоянии. Но не следует забывать, что коммунальная собственность - понятие вовсе не бесконечное. Когда АПК начнет по плану успешно загибаться, то обязательно возникнут покупатели из числа своих или иностранных бизнесменов и консорциумов. Но вся загвоздка состоит в том, что продавцом и распорядителем имущества АПК будет числиться уже не кто-либо, а непосредственно сам Аким. Посредников нет и следовательно проценты за договор купли-продажи будут получены по максимуму. Так сказать, в чистом виде. Кем получены? Ну, не государством же!

    Теперь же когда ничего не понимающий журналист, простой рубаха-парень, приходит на прием к Акиму на предмет задушевных разговоров о будущей хорошей жизни, он напирается на неприступную стену полного отсутствия Акима ввиду его гораздо более важных дел, чем все предыдущие. Если же вдруг Аким подворачивается прессе во время публичных выступлений, то те наивные журналисты, которые необдуманно произнесут три магических слова "метро", "аэропорт" и "казнокрадство" становятся его злейшими врагами и изгоями на родной алматинской земле.

    И что мы имеем? Аким Виктор Храпунов упорно молчит, на что-то сильно обидевшись. Метростроевцы продолжают бесцельно месить грязь в глухих туннелях. Имстальконовцы, простые строители, продолжают устраивать ежесуточные перекуры. Алматинцы бесстрастно и безучастно взирают на полное забвение города и великих акиматовских строек.

    Если бы простые граждане и любопытные журналисты умели бы читать волшебные надписи, то на каждом мертворожденном и просто нерожденном храпуновском проекте они могли бы прочитать "Деньги были, сейчас их нет и не будет, подробности неуместны. Да и не Ваше это дело".

    Может быть Храпунов страдает творческим бесплодием, потерей речи и организаторским бессилием. Может быть, он перестал быть Акимом, а мы об этом не знаем. Но нет вроде, по- прежнему, ведает делами, сидит в кабинете, ездит на служебном "мерсе" и во всем ведет себя как обыкновенный, молчаливый и скромный Аким.

    Так или иначе, но веселый экстраверт Виктор Храпунов превратился в хмурого интраверта Виктора Храпунова. Может быть до него дошли слухи о предстоящей отставке? Может быть, думает - а не возвратить ли эти миллионы, будь они неладны? Может быть, думает - и откуда это журналистам известно, что я имею склонность к казнокрадству и теневой экономике?

    Ведь бытие же определяет сознание. Вряд ли он думает о механизмах трансформации общества в транзитный период или особенностях тициановской живописи. Нет, скорее всего, в глазах потерянного акима мелькают только зеленые бумажки, зримые очертания решетки и смутный текст об отставке, скрепленной высокой печатью.

    В демократы что ли податься? Может и за меня также будут биться на площадях Алматы все люмпены и воры Казахстана.




    просмотров [155]